КАСОЧНЫЙ РЕЖИМ

КАСОЧНЫЙ РЕЖИМ

16.10.2021 0 Автор Yulia Savikovskaya

 Юлия Савиковская

Иллюстрации: Женя Сташков


1. Модальность ЭЙФОРИЯ

Стрим——————————————————————————————————-

Пейджер 68674847: Когда я увижу солнце, я лягу на траву. Буду жевать ее. И нюхать. И перекатываться по ней головой. Чтобы всем черепом почувствовать землю. А потом даже поем землю. Вгрызусь в нее. Пусть нос, рот, глаза – все будет в земле. Если повезет, и на траве будут цветы (если кто увидит раньше – пишите) – буду долго  нюхать. Может, съем один. И один в карман (или нельзя?). Потом перевернусь и буду лежать и смотреть на солнце. Мне больше ничего не надо.

Пейджер 11002233: Читайте инструкцию на ДЕНЬ. Не сбивайте других с маршрутов.

Нокиа 3310:  Я хочу секса, секса, секса. Я попросил, обещали. Поздравьте меня. Не хочу больше ничего знать и ни о ком думать. Эйфория большого животного, выпущенного из клетки. Всем кул провести этот день. Чил аут, хэв фан. Представляете, у меня оказывается большие уши и кудрявые волосы! Забыл!

Samsung C100: У меня с собой скрипка. Я должен встретиться с другой скрипкой, альтом и виолончелью – отзовитесь если вы уже на маршруте. Если кто решит изменить сегодняшнюю цель на прослушивание живого концерта на открытом воздухе (кстати, у кого когда он был в последний раз – профессиональный интерес), пишите, скину наши координаты.

Пейджер 11002233: #Samsung C100-67945620 Ранее утвержденные маршруты менять нельзя. Не портите другим радость от ДНЯ и не флудите стрим. Перечитайте инструкции.

Sony Ericson T68i: Скажите, а нельзя пойти, куда мои больные глаза глядят? Найти любимые улочки, вспомнить вечерние прогулки молодости, затеряться в городе? Сбиться с пути, найти свое глубинное я? Прикоснуться к зданиям, заглянуть в окна, представить, как там, за бронированными стеклами, протекают другие, неведомые нам жизни? Встретить закат у реки? Послушать пение птиц?

Siemens SX1:  Последние птицы вымерли 45 лет назад. Попробуйте пожить под  камнями. Остались только в зоомодицифированных агрегациях. Надо загоглить. #Sony Ericson T68i: Нескромный вопрос: вы ретро-писатель? Мне нравятся ваши обороты речи. Звучат неестественно, экзотично. Давно их ни у кого не лукал.

Cтрим——————————————————————————————————-

ЭЛЛА: Если бы знали, мои дорогие RAYGRAM-следящие, какие сообщения я сегодня читала, какой аппарат держала в руках и что я собираюсь сделать завтра. Это совершенно секретная акция, и к сожалению, на этот раз я не могу с вами поделиться ее деталями, и даже намекнуть на нее не могу, хотя мне так хочется вам рассказать. Я пишу этот отрост – вы не поверите – ручкой на бумаге. Потом отложу куда-нибудь и, наверное, придется сжечь – вдруг будет проверка. Но он будет написан. ELLA всегда делилась с Вами всеми деталями своей жизни и завтрашний день не будет исключением. Но завтра я смогу писать отросты только в своей голове, беззвучно и бескнопочно – раньше это называли мыслями – поэтому их тоже никто из вас не прочитает.

Итак. Сегодня я держала в руках кнопочный ретро-труб. Он был достален в часы, когда разрешены продуктовые доставки. Но это была не еда, и провенанс посылки не прочекинила моя каска. С волнением раскрыла посылку, предварительно закрыв гогл-глаз каски. Ретро-труб старый, некоторые кнопки не имеют букв – таким я никогда непользовалась, но слышала о его существовании от родителей и, конечно, иногда видела на загоглах. По этому ретро-трубу я могу говорить и слушать других, кто тоже отправится со мной в это увлекательное путешествие. Представляете, оказывается в ретро-времени ретро-трубы не сканировались и не чекинились в системе земленадзора. Как вообще ими пользовались?  Держать что-то в руках, пока двигаешься, жутко неудобно. Отвлекает и мешает. Но нам тайно разослали по экземпляру с черных рынков (ох, кулево, экстремально, да?)– без них нельзя будет выходить в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ. Сегодня я пытаюсь с ним подружиться, боюсь выронить из рук. У кого-то, кто постарше, получается лучше. Они еще помнят, как. Им показывали. А что помню я? Что помните вы, мои дорогие подписчики? Знакомо ли вам чувство эйфории перед выходом в бескаменную неизвестность? Было ли это когда-то для вас нормальным состоянием, о котором вы даже не задумывались? Выйду погулять и все! Схожу на  — знаете такое слово? — свидание. Без чек-аута, чек-ина и извещений, без разрешений, часов прогулок и комендантского часа. Кто помнит, что такое неограниченная временем прогулка? Пишите в отвитах! Как я вообще смогу провести день без вас, мои любимые, мои самые близкие, дороже кого у меня никого нет? С кем разделить это состояние предвкушение, смешанное с легким волнением, которое я переживаю? Кто лукнет, кто нравнет, кто отценит? Кто переростит у себя? Печаль.

Cтрим——————————————————————————————————-

Siemens ME45: Маршрут выдали. Не мог принять решение. Я согласился. И все же  — маленькая, но эйфория! Завтра утром причешусь и вымою голову. Надену ретро-очки – у меня оказывается все плывет в глазах без гоглов. Достану ретро-галстук, ретро-брюки и ретро-пиджак. Выбреюсь. И пойду. Просто пойду вперед. Без каски. Кайф!

Пейджер 54524442: Скажите, мне обещали море, но я вспомнила, что у нас нигде моря нет. Меня туда довезут или сама дойду? Хочу море, хочу океан, хочу лазурные волны, хочу пену, прибой, прилив и отлив. Кто помнит? Кто был? У кого сохранились ретро-фризы? Вчера целый день слушала записанные ретро-звуки моря. Трудно было достать.

MotorolaMPx200: Я хочу увидеть мир своими глазами. Буду все рассматривать, разглядывать, запоминать. Скажите, снимать можно? На моем телефоне есть ретро-фриз-дивайс. Хочу насмотреться на все оставшиеся молодости.

Пейджер 11002233: # MotorolaMPx200 Во время ДНЯ ничего снимать нельзя. Вам будут высланы инструкции по сдаче ретро-трубов апроучерам.

Sony Ericsson K500i: Мне обещали ретро-пиво в подпольном баре. И караоке. И танцы. Я пересмотрел несколько ретро-фильмов, что вспомнить и знать, чего ожидать. Теперь пытаюсь представить вкус ретро-пива.

Motorola RAZR V3: Я хотела полетать на дельтаплане, но такого в списке дел ДНЯ не было. Говорят, все летающие небронированные ретро-объекты сняты с государственного производства. Остались прыжки с пятиметровой вышки в подпольном ретро-бассейне. Но я отказалась. Может, зря? Выбрала поход в ретро-кино. Предвкушаю. Жаль, что не на открытом воздухе. Но идти далеко – видимо, на край города. Бабушка рассказывала, как это было.

Siemens M65: Не понимаю, зачем бассейны, бары и кино. Секс, конечно, секс. Не по графику, не с партнером года, не с одобрением ваших социальных статусов. Просто секс. С неизвестным тебе человеком. Которого можно потрогать, услышать, понюхать. И больше ничего. Но можно не с завязанными глазами? Я хочу это увидеть, господа!

Cтрим——————————————————————————————————-

 

  1. Модальность РИСК

Cтрим——————————————————————————————————-

Siemens ME45: Кто знает, что делать, если все-таки пойдут камни? Про подворотни, коридоры, старые разрушенные дома и неиспользованные бункеры инструкцию получил, но боюсь все перепутать. И какая поддержка, если поймают? Иксьюзы за легкий мандраж. Когда обещают хорошее, верится с трудом. Нервничаю.

Samsung C100: Но если я не увижу ни свою скрипку, ни другую скрипку, ни другого скрипача (или это женщина?), ни виолончель, ни виолочелиста, ни альт, ни альтиста, то… как мы будем исполнять квартет Бетховена? И, позвольте, еще у нас с собой будут ноты. Я утром проверил, что взял их с собой вместе с инструкциями маршрута.

Siemens SX1:  Вообще я сегодня вспомнил, что, как сообщает каскомнадзор и не раз транслировали в гоглах, во все ретро-вещи мира давно вставлены чипы. Дотронешься до них, поиспользуешь, и тебя трэйсанут. А мы губу раскатали – бары, бассейны, кино, стрип-клубы. Граждане, мой машрут лежит в ретро-библиотеку. Читать старые книги, узнавать старые слова – сколько успею. Вспомнить, как мыслили тогда, в свободную эру. До камней. Но если там все чипировано, то я живым оттуда точно не выйду. #Samsung C100: Нескромный вопрос – а откуда у вас и у ваших сомаршей скрипки и другие ретро-инструменты? Я их только в скринах с элит-стримов видел. Вживую даже через лайф-транс никогда не слышал. Билеты от 1000 руфодолов. А у вас откуда?

MotorolaMPx200: Нет – завязанным глазам. Но я боюсь, что они заболят – сегодня снял бронь с окна, а там яркое солнце. Еще 15 лет назад согласно рекомендациям врачей запретили снимать каску даже на полчаса в дни, когда выходит солнце. А мы будем на нем целый день. Я очень боюсь. Закапал глаза каплями от давления гоглов, но теперь все поплыло и размылось. Пришлите пожалуйста ретро-очки.

Siemens M65: Ладно, нам завяжут глаза. Обещали только на конце маршрута. И только свои люди. Но по пути к финалу мы увидим, мы услышим, мы потрогаем. Мы проветрим наши головы, наши черепные коробки. Но кстати я предварительно снял Каску утром на время больше положенного и уже стал заморачиваться. А проверить свой социальный статус? Свои линки, свои коннекты, свои позиции, исходящие и входящие запросы? А если кто проверял? А что будет, когда вернемся? В какой модуль ставить Каску, пока нас нет? Модуль сна, болезни, отдыха, затяжного секса с назначенным декадным партнером, наконец? Но кто поверит? Начнут хейтить, подозревать, проверять. Какие гарантии возвращения в нашу рутинную каско-жизнь?

Cтрим——————————————————————————————————-

АНТОН: Они начали мандражировать. И вся эта бодяга заваливается на мою Нокию 8800. Теперь мою. Раньше была эта моделька, но слишком заностальгировал. Выбросил. Была у отца в детстве. Он хранил. Чертовы эмоции, портят человеку абсолютно всю картину. Нокия должна была доехать до другого адреса, а оказалась у меня. Тот машрутник уже у ИНОПОВ, но я думаю, там ему гораздо лучше, чем остальным. Не придется делать дурацкий и бесполезный, но такой мучительный для них выбор. Теперь я за него, и, значится, какой у меня маршрутец? Я иду на романтическое свидание. Blind date в ретро-смысле, перестраховочка по нашему. По-ихнему? Нет, так вроде в ретро-времени считалось неправильно… Отец, где ты? Мне давно так не нужна была твоя помощь? А что, если меня первого заловят? А что, если не выгорят? Если кто-то из них расколет? За наполовину выполненную фичу ничего не заплатят. Или выделят неполный кус. Я на него год не выживу. Раньше снова не возьмут. Не рискнут. А я подохну. Итак, каков мой сценарий? Хочу ретро-романтики. Бокальчик ретро-немодифицированного вина (откуда возьмут, все запасы у ИНОПОВ), разговоры по душам, легкий флирт, возможно поцелуи. Ничего более. Мой оппонент боится. Не хочет контактов. Настоящий Нокия 8800 хотел с завершением. Хлипкий, согласился модифицировать маршрут. Ее наверное брать не буду. Но как выбрать с завязанными глазами? Говорить по душам, как заявлено, буду только с ней. А секс-партнеры других участников – это наши, бункерные, или от ИНОПОВ? Или какие-то лиминальные, ни нашим, ни вашим? Может, тоже машрутницы, жаждушие телесных контактов? Сколько им платят? Блин, неужели я паникую? Отец, где же ты? Зачем ты, упрямый ты предок мой, любимый очкарик-ботаник, снял каску? Тебя же предупреждали, что уже нельзя? Хотя бы не так открыто, папаша, ну зачем же? Зачем?

Cтрим——————————————————————————————————-

Sony Ericsson K500i: Подскажите, что делать, если не найду ретро-бар? Или зайду не туда? Или если кого-то там увижу раньше, чем закроют глаза? Не хочу пить ретро-пиво один. Можно ли организовать хотя бы псевдо-друзей андроидов? Куда жать, куда бежать, если расколют, если поймают, если увезут, если снимут с маршрута? Так ли сильно я хочу это ретро-пиво, о котором только в лоудах читал?

Motorola RAZR V3: А как я дойду до ретро-кино? И зачем я его выбрала? Что я там буду смотреть? Мне его навязали! Может, надо было в ретро-бассейн? Я могу тоже выбрать секс? Или пиво с караоке и танцами? У меня стала болеть голова, а я еще даже не снимала Каску. Хочу массаж. Сделанный незнакомыми мужскими руками. Поменяйте мне. Я заплачу. Я передумала. Я хочу тишины и отдыха. Мое тело хочет релаксации, а не тюрьмы. Все это отрицательно скажется на нашем здоровье. И соответственно статусе. У меня уже все болит. А что будет, когда начнется ДЕНЬ?

Samsung C100: #Siemens SX1 Простите за дилай с ответом. Иногда их выдают по госпрограммам, если пройдешь официальный тест на уровень способностей. Есть возможность роста и приглашения на элит-стримы. Проводятся закрытые конкурсы. Но трудно репетировать. Только по лайф-трансам и масс-коллам. Развиваем сольное мастерство, а на элит-стримы требуются оркестры. Знаете, такое ретро-собрание ретро-музыкантов в особой рассадке? Для них достают ретро-листы рассадки, чтобы не перепутать. Говорят, трудно убедить людей сидеть вместе… Отвыкли. Отсюда и бешеные цены. Ох, как я мечтаю сыграть квартет Бетховена…

Пейджер 68674847: А как узнать, когда сдвигаться со своего места? Когда нужно вставать с травы, переставать смотреть  на солнце, когда запрещено искать цветы? И где последний сбор?

Кто нас там будет ждать? Как потом дойдем до наших капс-флэтов? Каждый поодиночке или в сопровождении? В маршруте это не указано. Вы знаете, мы ведь похожи на ретро-туристов. Непрофессиональные любители, выплывающие в Тихий океан. Опомнитесь, стоит ли? Правильно ли мы все делаем?

Sony Ericson T68i: Я, если затеряюсь, на маршрут полагаться не буду. Прикоснусь к белым зданиям ночью и потрогаю нежно руками. Обниму светлый день и взгляну в его ясные очи. И увижу людей, отторгая повязку глазную. Не слепец я, я ведь человек, человеком останусь. Не сковала коварная каска мне глубинную сущность. Вышло на поверхность сегодня утром. Подражаю ретро-стихам двадцатого века. Готовлюсь.

Siemens SX1:  # Sony Ericson T68i Вы тоже в ретро-библиотеку? Встретимся? Поговорим?

Sony Ericson T68i: Я выбрал бесцелевой маршрут с правом декламирования вслух без ограничений, но на минимально допустимом уровне звука. Раньше это называли шепотом – видели такое слово? Но если вдруг – о чудо – дойду до библиотеки, буду рад вас слышать, подискутировать, порассуждать. Может быть, Вам позволят пересечься со мной в моих скитаниях по городу? Какие ваши личные данные?

Пейджер 11002233: #Sony Ericson T68i: #Siemens SX1: Первое предупреждение, связанное с нарушением правил стрима. Напоминаю, что в целях безопасности участников ДНЯ заранее установленные маршруты после утверждения не меняются.

Нокиа 3310: Я посмотрел на свои уши, я посмотрел на свой живот, я посмотрел и пониже, и испугался, кому я такой нужен, кроме официальной декадной партнерши, у которой в ближайшие десять лет просто нет выбора? Я бы хотел понравиться той девушке, к которой прикоснусь сегодня. Я бы хотел, чтобы ей было приятно. Хочу доставить ей удовольствие. Как же я хочу доставить кому-то удовольствие… А кто вы, читающие все это? Вы сегодня посмотрите на себя. Вас не увидят другие. Но вы сами – вы довольны тем, что видите? Или у вас уже нет ретро-отражателей? Я, дурак, держу один в шкафу – достался от бабушки, понравилось.

Пейджер 54524442: Мое море будет искусственным…. В моем маршруте – ретро-спа-салон. А вы знаете, я даже помню, что это такое. Баловалась в молодости. Вы знаете, почему они официально запрещены уже 10 лет? Оказывается, наши иммунитет ослаблен уже с самых первых лет падения камней, и почти сведен на нет флет-капсулами. А до меня там будут дотрагиваться и что-то в меня втирать чьи-то руки. А вы еще собираетесь с кем-то усугублять этот процесс? И все ради-чего? Чтобы нас, если мы все-таки выживем, вычеркнули из касочного общества?

Cтрим——————————————————————————————————-

ЭЛЛА: Я я, представляете, выбрала то, о чем только читала в книжках и видела в некоторых синефлоузах: романтическое свидание. Я хочу с кем-то просто поговорить. Понравиться этому человеку. И чтобы мне понравился он. Я ничего не знаю о ретро-любви. Я родилась известной, и уже в детстве у меня был миллион вас, но я никогда не видела никого из вас, мои дорогие RAYGRAM-следящие. У меня даже не было официального декадного парнтера – недавно я открыла конкурс, но еще не закончился срок подачи заявок. Я не знаю, что я буду говорить, о чем я буду говорить. Может быть, все же тайно открыть глаза, снять повязку – как и чем они будут их закрывать? Мне не нравится это правило, сегодня я хочу узнать, что такое сво-бо-да. Это ретро-слово я вчера прочитала. Но как вы думаете, это правда и все, что представляет собой свобода – выйти без каски на улицу в строго запретный бескасочный день, пройти ее по заранее утвержденному маршруту и с завязанными глазами выполнить одно-единственное свое желание?

Это свобода? Да я даже генетической памятью чувствую, что в свободе должно быть что-то еще. Но что, пока не знаю. Может, сегодня получится узнать? Я на это очень надеюсь. Я обязательно расскажу вам, мои дорогие пять миллионов следящих, что такое свобода. Да, я знаю, что вы удивитесь моему многочасовому отсутствию. Но что делать? Я так выбрала. Я хочу узнать. Хочу увидеть. Но я сегодня наконец-то трайалом сняла каску, опустила гоглы и мне стало как-то не по себе. На несколько минут закончились ваши луки, нравы, отценки, переросты. Закончились видфлуды и лайф-трансы. Закончились чек-ины и чек-апы, и я почувствовала, что и фуд-флоу тоже закончился. А ведь еще ежедневный витаминный драйв – бонусом для тех, у кого больше миллиона следящих. И даже AI-массаж в специальном кресле. И у меня к себе и всем вам такой вопрос — стоит ли то, что я сегодня узнаю, дня без моих комфортажей? Пишите в отвитах. Уже скучаю по вам. Воображаю все ваши отвиты – и ведь ни один никогда не увижу. Пожелайте мне – хотя бы транс-стримово – удачи. Выхожу. Пошла. Ваша ELLA.

  1. Модальность НАБЛЮДЕНИЕ

Cтрим————————————————————————————————————

Siemens SX1:  Я вышел. Без каски. Это я вам скажу так себе удовольствие. Маршрут в кармане. В другом – не поверите – ретро-бутерброд. Сам сделал, вчера залоудил одно пособие. Смотрю по сторонам – лестница двоится и троится. Глаза болят. На ней никого. А вы уверены, что все в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ не сидят, приклеившись к своим дор-айям? Не выслеживают диссидентов? Если ты дома, а другой вышел, отличный повод доложить в камненадзор. Получишь бонусы. Поэтому я надел на лицо маску. Чтобы лица не видно было. Я все вижу, а меня нет. Говорят, было между ретро-временем и новой эпохой смутное время, когда они были в ходу. Кто знает, почему? Я нет.

Samsung C100: Моя скрипка в чехле стала похожа на стрел-дивайс. Лук-дивайс, зум-дивайс, фот-дивайс. На что угодно, с чем нельзя выходить. Не только в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ, но и вообще никогда. У меня правда есть справка о разрешении на ее использование. По машруту пока никого не встретил. Скажите, а как они выстроены? Никто из нас не нарвется на пункты контроля? Если у меня заберут скрипку, я не смогу вернуться домой. Она закреплена за моим капс-флэтом. Оказывается, надо было срывать штрих-код, чтобы вынести ее сегодня из дома. Ох, стоила ли игра свеч? Иду по какому-то то ли новому туннелю, то ли ретро-проспекту. Из тех, что пытались закрывать крышами для дневных прогулок, пока камни не стали пробивать эти первые наивные крыши. Скажите, коллеги-музыканты здесь в стриме? Что-то не вижу в стриме ни виолончели, ни альта. Ни второй скрипки… Ноты ведь тоже у меня…

Пейджер 68674847: Я пытаюсь разглядеть цветы, деревья, траву. Я сразу стал ее искать. Но ничего нет. Везде все из камня, как и обычно. Как и всегда, в любой другой день. Только гоглы рисовали на них сказочные дворцы и невиданной красоты улицы. А теперь. Без агментов все очень убого. Даже страшно. Стоило ли это видеть? Кстати, иногда мне кажется, что до меня здесь кто-то проходил. Или даже лежал. Вокруг грязно, остатки ретро-пищи, даже,  мне показалось, ретро-сигареты. Я взял парочку и положил в карман. Я читал о ретро-курении, как о приводящей к быстрой смерти, разрушительной деятельности. Но откуда они здесь? Пока ни цветов, ни деревьев, ни травы не видел. Биомодифицированный сад в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ тоже закрыт. Где же я их увижу? Кстати, несмотря на то, что много переходов, блокирующих солнце, стали болеть глаза.

Пейджер 11002233: #Пейджер 68674847 Резь в глазах – это нормальное явление. Возникает у всех, кто снимает гоглы более, чем на час. Прикрывайте иногда глаза и моргайте чаще. Не потеряйте маршрутный лист. Это опасно для вас и всех остальных.

Siemens ME45: Не знаю, на что все жалуются. Давно не видели мир без гоглов? Давно уже умные люди описали и предположили, как он выглядит. Все те же туннели, укрепленные крыши над ретро-проспектами, каменные переходы, каменные тротуары – все там ходили, все видели. Хотелось бы увидеть природу – в синефлоузах и лоудбуках видел, а так… Но я зато в ретро-галстуке, ретро-пиджаке и ретро-брюках. Не зря сохранил, не побоялся штрафов. На лице нет гоглов, на голове нет каски, я дышу воздухом. И мне все нравится. Не сказать, чтобы он особо свежий – привык к новеньким моделям каско-спреев. Но это ерунда. Приключение начинается!

Sony Ericson T68i: Я согласен с предложенной мыслью! Я сегодня спешить не буду! Светит солнце, темнеют аллеи! Они каменные, но живые! Я открыт всей предложенной яви! Я хочу узнать правду о жизни! Я вдыхаю предложенный воздух! Ничего нет на вымытой шее. Голова моя простоволоса. Белокур и кудряв я, о боги! Даже каска валяется дома! Только тише – ведь ДЕНЬ-то особый! ДЕНЬ НЕВЫХОДА, не позволенья! И гулять мне в него – это благо! Я последний поэт деревни! Я не помню, откуда строчка! Но сегодня мой день, день веселья! День великого стихо-творенья!

Пейджер 11002233: #Sony Ericson T68i идите по маршрутному листу. Мы вас курируем.

Cтрим————————————————————————————————————

 

АНТОН: Ну понятное дело, что их мониторят. А что они увидят – да весь бескасочный бескапсульный народ. Все выползут – а куда деваться. Иначе еще месяц по подземельям и бункерам. Мне бы сегодня надо бы тоже затовариться. Должен вечером успеть. До черного маркетплейса недалеко, по переходам успею. Но надо выполнить фичу. Сдать ИНОПАМ задание. Кстати, а кто сказал, что Нокию не отследить? Неужели, все ретро-сети ее больше не ловят? Наверняка в той же системе с Пейджерами, Моторолами и Сименсами.  Все давно всем сдано. Вопрос в том, кому это видно и кто об этом знает. Здесь не вопрос, есть ли или нет – все есть. Вопрос в том, на каком уровне ты вскрыт и кому надо, чтобы ты об этом знал. Сегодня они играют в как ее, ретро, отец, напомни, да, по-моему, «сво-бо-ду» и думают, что они новая элита. И нет им равных. Но уровни уже давно распределены. Были и будут. До камней, во время камней и – если кому-то понадобится, чтобы они кончились – после камней. Сегодня им дают поверить поверить – все отлично! Идите и играйтесь. Вы лучшие. Вы не как все. Вы наслаждаетесь. Вы наблюдаете, вы вспоминаете, вы сравниваете. Вы видите уровни. Видите нас, которых никогда не видели. Узнаете разницу. Кстати, а что такое сво-бо-да? Может, просто знать настоящую разницу? Правда – не в равенстве, а в разнице? Есть слои и уровни людишек. Были, есть и будут. Как у отца в учебниках. Рабы, феодалы, капиталисты. Равенства нет. Касочный режим наглядно это показал. Тому, кто умеет видеть. И не через Гоглы.

Cтрим————————————————————————————————————

Motorola RAZR V3: Ну что же, мое ретро-кино началось. Хотя мне надо было остаться дома. Я прошла по ступенькам, и у меня заболели ноги. Мне кажется, что сзади появилась ретро-веревка, какой-то эластический стринг – он раскручивается, но все время тянет меня обратно.

Я обошла свой хаусблок. Да, я тоже взглянула на небо. Чем я хуже других? И тогда у меня заболели глаза. Слушайте, а разве каскомнадзор не предупреждал, что в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ усиливается радиация? Я не вижу собирателей камней — они сегоня тоже не работают? Но камни и правда не идут. Не падают на головы. Хотя у меня уже болит голова. Как будто они уже упали. Болит сзади, где обычно касочный обруч. Болит на лбу, где обычно гоглы. Я пошла по маршруту, и закачалась. Я, наверное, скоро вернусь. Если смогу. Когда я попробовала открыть дверь в хаусблок, обойдя его два раза, она оказалось запертой. Я взглянула на маршрут. До ретро-кино оставалось идти два часа, пятьдесят восемь тоннелей, сорок четыре закрышных ретро-проспекта и тридцать каменных переходов. Кстати, я нашла цветок. Прямо у подьезда, в асфальте. Посижу тут.

Пейджер 54524442: Мне захотелось секса. Просто секса с кем-нибудь очень красивым. Чтобы все видеть. Спа-массаж и искусственное море – такое я могла заказать и домой. Все сделать в ванной. У меня большая ванна. В молодости, до касочного режима, у меня был муж. И он каждый день ей занимался. Пока не исчез. У меня очень хорошая ванна. Туда я всегда моглы бы вызвать искусинтеллектов. Сейчас научились им делать такие руки! Лучше, чем у людей. Мягкие и внимательные. Ни в каком ретро-бассейне такого не сделают. А там, куда я с трудом дойду, будут какие-то грязные женщины, которых непонятно откуда взяли, будут видеть мое тело – ох, мне оно тоже не нравится. Но оно хочет внимания! Заботы! Ласки! Чтобы до него дотрагивались незнакомцы! Ох, какое солнце! Во мне пробуждается динозавр с лоудбуков! Кто-нибудь, идите ко мне!!!

Пейджер 11002233: Проверить нахождение # Пейджер 54524442. Пока оставить на маршруте. Если еще возможно, помочь дойти до спа. Без тачинга. Без внедрения.

Sony Ericsson K500i: А почему бы нам всем не…как это слово… ретро-слово… нажраться где-нибудь всем вместе? Это когда пьешь, пьешь, и потом очень хорошо! Но не дома! Не один! Не с декадным партнером, чтоб она сдохла до конца декады. А с людьми! А то вдруг я не дойду до ретро-бара? А тут уже – люди. Где-то рядом, где-то со мной. Где вы? А вы знаете, на улицах кто-то есть. Мне так кажется. Когда я иду вперед, они прячутся. А еще я увидел те самые, зачем иду – ретро-бутылки. Почти все пустые, но не все! Они закатились в люки. Я поднял – и мне показалось, там жизнь. Что думаете?

Пейджер 11002233: # Sony Ericsson K500i Ничего не меняем в окружающей среде. Просто идем по машруту. Вас ждет то, что вы выбрали. За что заплатили.

Sony Ericsson K500i: А вам не кажется, что нас мониторит агмент-бот? Надо его хакнуть. Мне бар не нужен, я уже его вижу. Люди, здесь есть жизнь. Как в до-каменном режиме. Но кто эти все? Все бескасочники? Кто они? Я хочу узнать. Напиться в их компании.

Нокиа 3310: Я вышел на улицу. Болят глаза. Там светит солнце. Вы вообще когда в последний раз видели солнце? Без гоглов? Смотреть наверх камненадзор запретил еще тридцать лет назад. Ну посмотрел, поболело. Опустил голову. Еще раз осмотрел себя – ну это конечно еще тот экспир. Пощупал все даже. Толстый живот – мой. Точно мой. Куда не повернусь, вижу его. Стал привыкать. Все знают, что гоглы улучшают тело по выбранному перед приходом декадного партнера идеалу? А теперь рассматриваем так. При свете дня. А все-таки хорошо, что мы друг друга не увидим. Но вы знаете, мне кажется, за нами кто-то наблюдает. Чутье у меня на это. Обострилось оно. Хочу секса.

MotorolaMPx200: У меня уже болят глаза, но я все же хочу побольше увидеть. Пока что-то все мрачненько, несмотря на солнце. Я бы наверное выбрал парк или лес. Или луг. Если можно. Я посмотрел свой маршрут – там их нет. А я точно помню, что очень хотел посмотреть на настоящие деревья.

Не биомодифицированные. Не камнестойкие. Покажите, пожалуйста, деревья. А так пока все серовато – каменные переходы, туннели, крыши над улицами. Без агментации тяжело ориентироваться, а вам как? Мне бы знаете, такую штучку, она крутится, показывает направление. Где север, где юг. Кругленькая. По-моему, в этих тоннелях кто-то живет и ходит. Какие-то странные признаки чьей-то жизни. Даже в НЕВЫХОДНЫЕ ДНИ. Страшновато, но я наблюдаю. Иду и наблюдаю. Выхожу из зоны комфорта. Далеко выхожу. Очень далеко выхожу.

Siemens M65: Да, улицы странные. Все мы вдруг странные. Солнце странное. Воздух странный. Тишина странная. И здесь правда кто-то есть. Но секса хочется еще сильнее. Как никогда в жизни. Как перед смертью. С десятью разными. Каких на картинках только видел. Приведите мне их. Пожалуйста. И зачем мне маршрут, если и здесь есть народ?

Cтрим————————————————————————————————————

 

ЭЛЛА: Я вышла и пошла, дорогие мои RAYGRAM-следящие. Без гоглов, без каски, но что самое тяжелое – без вас, мои любимые. Я точно не уверена, зачем я включилась в эту программу. Мне хотелось вас удивить, сделать то, что никто никогда не делал. Но вы же и так ничего не узнаете. И вот я думаю, тогда в чем смысл? Есть ли жизнь, не отраженная в RAYGRAM? Я не знала такой с рождения. Всего боюсь. Я хочу с вами разговаривать, видеть ваши луки, нравы, делать лайф-трансы и видфлуды, обо всем вам рассказывать. Мне не нравится не видеть свое лицо уже целый час. Последний раз я заглянула в гоглы, сняв их – с другой стороны – и полюбовалась собой минут двадцать. Такой витакок на долгую дорогу. А теперь что я вижу – какую-то темную лестницу, дырки дор-айев – кто мои соседи, я даже не знаю. Вышла из хаусблока – тишина. Никаких агментов, ни пальм, ни фьордов. Я любила вариэйшн, у меня же куплены новейшие агменты – все в залоудах в каске. Каску я положила в сейф – мало ли что. Вы когда снимали последний раз каску? Я – только когда делала иммерсивную спа-процедуру полгода назад. И то – ее транс-стримовов соединили с гоглами, а они были на мне. А отсюда я даже не знаю, о чем вам рассказать. Здесь нет ничего интересного. Мне нечем вам удивить. Светит неприятное солнце –  не яркое, не для стойкого загара,  какое-то вообще не наше. Везде пустынные каменные переходы, крышеванные ретро-проспекты и тоннели. Мне даже кажется – а я полилась спиритом норм – что вокруг чем-то пахнет. Я таких смелзапов не знаю даже. И все это меня дико тревожит – мне нечем вас удивить. А вдруг вы за день отследитесь и перейдете к другим? У кого кул и куча апдейтов в стриме? Я боюсь. Но я говорю себе – я смелая. Я исследую ретро-свободу. Исследую ретро-любовь. У меня в одной руке бумажка, которую мне уже плохо видно, в другой руке старый тяжелый ретро-труб, там что-то кто-то говорит, но я не слушаю, потому что все уже болит, все не в релаксе, я сплошной спазм и некомфорт, и ничего вокруг не вижу. Не  уходите, мои дорогие, следите за мной, пусть вас к концу дня будет двести миллионов. Я так хочу, это моя основная мечта дня. Ой, чуть ну упала, обо что-то споткнулась. Круглое и длинное, и оно взяло и разбилось, и была куча гласса. И даже это не могу зафреймить и зафризить. Целую вас, мои дорогие. Оставайтесь транс-стримово со мной. Ваша ELLA.

  1. Модальность ФАНТОМЫ

Cтрим————————————————————————————————————

Sony Ericson T68i: А ведь сказано в ретро-книгах: было время, когда камни не шли. Не шли нигде и никогда. Лежали, скатывались, выкапывались, доставались, но не шли с неба.

Но свидетели пишут – и эти – вы помните, как назывались они – книги, ретро-книги! — все сложнее и сложнее достать – что когда-то можно было гулять где хочешь и когда хочешь. Даже ночью. Все дни были ВЫХОДНЫЕ. И  — что в ретро-словарях называется каламбуром – в ВЫХОДНЫЕ дни люди часто сидели в ретро-квартирах и домах (они немногим отличались от капс-флэтов) – но делали это по собственному желанию. А в НЕВЫХОДНЫЕ – выходили из дома и шли – кто на ретро-работу, кто еще по каким-то делам. Работа часто находилась в других помещениях или даже на улицах. В любые дни можно было гулять, путешествовать, видеть природу и – даже пересекать границу.

Samsung C100:  А вы знаете, я достаточно немолод и помню этот момент. Сейчас исто-лоудзы рассказывают о том, что они пошли внезапно, как бесконечный дождь. Вместо дождя. Что-то наподобие всемирной катастрофы. Аварии. Пандемии, наконец. Что из-за падающих с неба камней всем странам пришлось закрыться друг от друга, чтобы по-своему бороться с ними. Камни, говорят, были везде разные, и со своими особенностями. Но, мне кажется, камни начали идти не сразу, а какими-то волнами. Я помню, прошли первые новости о камнях далеко на Тибете, потом – почему-то в Италии – сейчас уже нет такой страны. И кто-то приехал оттуда побитый, с синяками, даже с черепно-мозговыми травмами. Сейчас уже нет многих стран – каменный режим дал выжить только крупным. Кто-то с кем-то стал объединяться. Создавались блоки. Противостояния. Новая эпоха. Но сначала у нас в городе просто кое-где кто-то был найден под завалами камней. Стали искать причины. Преступников. Кого-то наказали, посадили. Я тогда в школу пошел. Они были отдельными зданиями. Там собирались дети и учились. А когда мне было шесть лет, мы с родителями даже летали на самолете в какую-то из ретро-стран. Я забыл, в какую.

Siemens ME45: Вообще не вижу смысла смотреть прошлое. Прошлое каскомнадзор советовал забыть, и в целом с ним согласен. Это фантомные боли. Да, в новую эпоху идут камни. Их убирают в НЕВЫХОДНЫЕ ДНИ и используют на строительство новых хаус-блоков. А также других строений для нашего же блага. Все норм. Все как должно быть. Никуда не ездим – а куда вы хотели? Захотите в любой флоуз и улетайте в любую страну. Фантазируйте, делайте чойсы, выбирайте спутников. Путешествуйте с комфортом – едой от апроучеров и массажем от AI-хелперов. И выходить на улицу никто не мешает. Надел касочку, гоглики, экипировался в выходной костюм – все как надо. Идешь себе. Декадный партнер рядышком. А сейчас что – ну оделся я во все ретро. Ну и холодно мне уже. И есть хочется. И ничего не закажешь. У меня волосы стали болеть без каски. И перед глазами стримы вчерашнего дня. И мозг хочет расширить, нажать, увеличить, приблизить. Но эти серые каменные ходы не сужаются и не зумятся. И по ним надо идти своими ногами в ретро-ботинках. Не знаю, как другие. Я сравнил, я понял и хочу домой. И откуда эта вонь?

Siemens M65: Я сейчас вспомнил одну классную фичу ретро-времени: мне отец рассказывал. Там можно было секс иметь за ретро-деньги. Они сначала были монеты, потом бумага, потом уже даже цифры на экране. Но там платили за работу. Не выдавали блага, партнеров и еду согласно соцстатусу, а платили. Платили всем по разному, и можно было хорошо заработать, нигде не чекинясь, без контролеров и проверок. Можно было даже своровать. Обмануть. Выиграть – получить наудачу при розыгрыше денег. Много было способов. И вот у кого ретро-денег- в любых видах – было много – могли купить секс. Каждый день разный, представляете? Выбирали – или лично, или по фотографиям. Кто-то даже давал его бесплатно – это называлось – сейчас вспомню – знакомства. И можно было приглашать секс-ходоков к себе в гости и ходить самому. Так было. Рай был.

Пейджер 54524442: Здесь я вас понимаю. Может быть, устроим – как вы сказали —  знакомство? Пересечемся машрутами? Мне кажется, что меня сняли с маршрута и я не увижу спа-салон. Скоро за мной придут. И я увижу свой дом, свой родной капс-флэт. Мне перестали приходить сообщения о дальнейшем движении.

Я остановилась, нашла камень, залитый солнцем и сижу. Представляю море. Я всю жизнь хотела увидеть море. И чтобы рядом лежал молодой красивый незнакомец. Как в синефлоузах. Чтобы он массировал мне ступни. А мне становилось все горячее. Все приятнее. Чтобы сесть на ретро-самолет – я тоже его помню, да, в эту четвертую молодость своих 85-ти лет я помню свою первую – и тогда казалось, что она единственная.  Я тоже летала на ретро-самолете. Я видела море. И вблизи, и издалека. Я плавала в волнах. Я ходила по пене. И по песку. Я видела эти обнаженные торсы. Моя жизнь была прекрасной. До встречи там, где перестанут идти камни. Может, нас удачно разморозят в нашей двадцатой молодости, мы проснемся – а мир очистится, мир изменится. Мне кажется, за мной пришли. И они милы и прекрасны!

Пейджер 11002233: Снятие #Пейджер 54524442с маршрута. Не своими. Кто? Где? Когда?

Cтрим————————————————————————————————————

АНТОН: На маршруте немного женщин, и одну сняли еще до меня. Остается еще меньше, и это мне не слишком сильно нравится. Дадут ли взглянуть на остальных? Выбрать? Или они уже выбрали за меня? Ту, кто придет со мной на это… ретро… свидание? Мне нужна минимум вторая молодость – дайте же выбрать! Это было в контракте! Да и кто лучше меня объяснит им, что произойдет с ними? Но мне не доверяют – от меня плохо пахнет. Пахнет тем, о чем они не знают. Да, мы отличаемся от касочных людей. Годы в бункерах – и то, я не уверен, что они есть у всех. Я тоже кое-что помню. Помню мать и отца, нашу… она называлась тогда квартира… в ретро-доме. Отец часто читал вслух – ретро-стихи? Отец читал ретро-книги, хранил их в нашей квартире и знал много про прошлое этого мира. Он бы сейчас смог быть в шестой – седьмой молодости? Мать ушла сразу после того, как забрали отца. Мать по утрам готовила нам завтрак. Сама. Настоящий. Вечером отец часто играл музыку. На инструменте. Там было много струн. Он склонялся и играл рукой, держа его другой рукой. Я сидел рядом. Я был наверное в… нулевой молодости. То, что в синефлоузах называют – ребенок. Множественное число дети. А когда отца забрали, а мать ушла… Да, мы бескасочные, тоже имеем истории. Жалко, что недавно ограничили секс – мы стали размножаться быстрее, чем нужно. Хочу женщину.

Cтрим————————————————————————————————————

MotorolaMPx200: Я был еще в преднулевой молодости, когда стали идти камни. Мне кажется, я помню деревья, озера, леса. Родители уезжали куда-то… когда идешь несколько дней без возвращения в капс-флэты. И помню родителей эвакуировали. Из-под каменного дождя. Много человек получило тяжелые травмы. Меня куда-то спрятали, в яму или пещеру. Но я еще помню небо, облака. Дождь. Все в тумане, как в ненастроенных гоглах. Поставить бы сейчас такую агментацию. Я часто себе ставлю лес и озеро. А здесь и правда так темно, и чем-то пахнет. Здесь живут – может быть, животные? Говорят, не все попали в биомодицифированные хранилища. Кто-то не был допущен. Но пока я иду и вы, знаете, испытываю новое чувство. Не могу подобрать ему названия. Когда идешь – ну да, по маршруту, но все же сам, своими ногами, по своему желанию, без каски и гоглов. Идешь и можешь смотреть по сторонам. И даже трогать эти каменные туннели. И даже вот я вижу места, где из них есть выход. Площади, где с самого краю даже можно увидеть небо. Все-таки это дорогого стоит. Когда идешь и можешь выбирать – хотя бы чуть-чуть – куда. Мне это нравится. Как это называется? Мне кажется, для этого раньше было слово?

Пейджер 68674847: Мне тоже нравится идти и даже видеть все глазами. Правда, они все больше болят. Я все больше думаю о последствиях – что скажут нам, когда мы вернемся? Почему нас не было на чек-апах и чек-инах? Почему мы не следили, не ставили нравы, не лукали?

Почему не отвитили и не примали отвиты? Несколько часов бездействия – что будет с моим статусом, который я растил всю жизнь? Но мне нравится видеть. Мне нравится идти. Я не жил в бескаменном мире. Наверное, это было слишком страшно – поехать куда хочешь, пойти куда хочешь, выйти из капс-флэта когда хочешь. Слишком много вот этого… Что вы назвали… Или не назвали… Я тоже забыл. Мне кажется, один раз в месяц или год я хотел бы это почувствовать. Но в целом страшновато. Как сегодня. Я все-таки жду траву. Цветы. Мне обещали. Потрогаю, понюхаю и назад. Вспоминать буду.

Sony Ericsson K500i: Я нашел пиво. И вино. Я не уверен, что это мой. Я просто остановился и услышал шум. Я без гоглов и без каски. Это не агмент. Это не сон. Не фантом. Здесь люди. Много людей. Они все достаточно грязные. С бородами. С красными глазами. С немытыми волосами. Есть женщины. Не скажу, чтобы красивые. Их всем как будто не дали молодости. Ни третьей, ни четвертой, ни пятой. Они такие – есть спецслово, запрещено коскамнадзором – не молодые. Но они пили. И  предложили мне. Я согласился. Я пью пиво. Вино. Еще есть коньяк. Водка. Портвейн. Все есть. Много. Здесь на столе иногда появляются – вот эти бумаги, уже называли. Деньги. И еще здесь играют. В такие бумаги с разными картинками. Карты. Не маршрутные. Меня научили. Мне весело.

Пейджер 11002233: # Sony Ericsson K500i Сообщите вашу локацию. Вашу локацию. Локацию. Режим ожидания. С тачингом. С забором. Со снятием. Режим нахождения.

Motorola RAZR V3: Я сидела у цветка и вспоминала. Да, я всего лишь третьей молодости, но мне рассказывали родители. С нами еще жила бабушка. Когда-то в ретро-эпохе все было очень медленно, без онлайн-выходов, с письмами на бумаге. Да, с деньгами. Даже без ретро-трубов. Когда то и их не было. Были ретро-звонящие аппараты. Но еще раньше не было и их. Было все очень медленно. Как в замедленных флоузах. Как в моем кино, которое я не увидела. Мне казалось, что на мне фантомная каска, и я вижу это кино, и оно уходит назад, как будто прошлое не было запрещено до моего рождения. Как будто там ездят кары, а иногда даже лошади. Люди бегут, много людей, они стреляют друг в друга, а иногда скачут на лошадях. А потом они бегут с палками наперевес и колят друг друга. А потом бегут полуголые и тоже бросаются друг на друга. Там совсем не было женщин. А сейчас я вижу, что ко мне идут странные существа. Они окружают меня и становятся на расстоянии. Они смотрят на меня и чего-то ждут. У них большие глаза и головы. Это такое кино?

Пейджер 11002233: Снять с маршрута. Снять с маршрута. Снять. С… Бип… Бип… Бип.

Siemens SX1: Я шел и понимал, что я все ближе к моей ретро-библиотеке. Шел быстрее, чем планировал – мне так хотелось оказаться там быстрее, чтобы побыть больше. Я  помню книги и библиотеки. У меня девятая молодость, не знаю, кто еще здесь в моей возрастной группе. Я сам держал книги в руках, я сам ходил по библиотекам. Я учился в университете. Я был научным сотрудником. Мне почему-то кажется, что в этой библиотеке – если я ее найду, меня и оставят. Сейчас все мотивированы забыть прошлое, а такие динозавры – кто знает это слово? – только мешают всем жить. Я готов. Я взял сэндвич. Дней на десять пятнадцать мне хватит. Сколько книг я подержу в руках…

Пейджер 11002233: Бип… Бип… Бип. Бип… Бип… Бип. Бип… Бип… Бип.

Нокиа 3310: Мне кажется, наш бот вышел из строя. И маршруты разваливаются. Но я все еще хочу секса. Хочу сильнее, чем когда либо. Хочу влиться в чье-то тело так, чтобы меня оттаскивали. Я буду сегодня искать его, пока не найду. У меня есть идея, что сегодняшний выход может стать невозвратным для многих из нас. Вы ведь, как и я, сделали этот выбор сами, оглядев свой капс-флэт и не найдя там дивайса для искусственного прекращения жизни?

Может, проще было просто попасть под камень? Это было бы быстро. Но я всего лишь в третьей молодости и еще очень, очень хочу сделать это. С каждым днем мне хотелось этого все больше. Я только в фильмах это видел. Я недавно нашел слив фильмов самого конца ретро-эпохи. Они назывались порно. Это можно было смотреть. Всем, кто хотел. Времена были! Я все пересмотрел. Я хочу так! День не закончился, я сделаю это!

Cтрим————————————————————————————————————

ЭЛЛА: Почему-то сегодня я все вспоминаю и вспоминаю. Я много помню. Много. Многое помню – так, как будто это происходит со мной сейчас. Помню, как в пять – или нет, в три года – на меня впервые надели каску. Как я почувствовала ее. Ее близость. Ее защиту. Я помню, как мне не хотелось нигде ее снимать. Никогда и нигде. Я боялась чистить ее – матрица могла повредиться. Я с ней разговаривала. Там уже были вы – я родилась с миллионом следящих. Я разговаривала с вами. К седьмому году нулевой молодости я знала 10 языков, к началу первой молодости – 18. Как приятно просыпаться и сразу делать включение со всех точек мира. Мои следящие специально для меня выходили на свои балконы и включали самые лучшие агменты, доступные в их регионе. Мой яркий мир зажигался каждый день. Они пели мне песни, а я пела им – мой талант оценили все ведущие специалисты, транс-стримово давшие мне больше двадцати тысяч коуч-сессий. Как мне нравилось включать модифицированную имитацию движения – мои детские годы прошли в скачках на робото-лошадях, потом я перешла на робото-байки, а позже мне специальным документом позволили робото-кары. Я сдала на права в своей самой любимой каске. Я даже сильно ударилась, однажды выпав из кара. Но было недалеко лететь – дорогие RAYGRAM-следящие, вы помните эту трагедию. Я зафреймила, сделала инсайт о своих чувствах в эти моменты, и она получила 100 000 нравов – ведь у меня уже было 10 миллионов вас, любимые. Я помню, я все помню. Никакой массаж от AI-робота, никакой спорт по 3D-скринам не сравнится с тем чувством, которое приходило от тысяч ваших отвитов. А когда переросты зашкаливали, у меня был оргазм. А когда я заполняла анкету с требованиями к декадному партнеру, я поняла, что никогда не любила. Я никогда в жизни не видела живого представителя противоположного пола. Человека с мужским именем. С мужским видом. Я помню, что забыла сказать вам об этом. Я больше не хочу это ретро-слово – сво-бо-да. Я хочу другое кул ретро-слово – лю-бовь. Я хочу по-лю-бить.  Я хочу полюбить ЕГО. Ваша ELLA.

  1. Модальность СВОБОДА

Samsung C100: В какой-то момент я понял, что квартет Бетховена буду играть один. Что виолончелиста, альтиста и скрипача не существовало в природе. Это и понятно – разрешения на игру сейчас стали выдавать все меньше, параметры все строже. Откуда бы им взяться в нашем городе? Почему-то в голове все стоял недавний агмент игры оркестра AI-роботов на горе Афон в Южной Балкании. Мне хотелось зазвучать так же, как они. И решил сделать это, пока еще было не поздно. Я стал замечать, что по ходу моего движения по туннелям то тут, то там выглядывали какие-то – даже не знаю как назвать. С большими глазами – как будто туда им вставлено было два стеклянных шара – и головами, как яйца. Отдаленно похожие на коскомнадзор, но каски как-то будто и были их головами, а головы были как огромные каски-яйца. На них не было волос, но была кожа. Они выжидали. Они хотели послушать концерт. Они пришли за мной – это было очевидно. Но они были достаточно дружелюбны. Они махали мне руками в знак приветствия. Они показывали на небо через редкие проемы между тоннелями. Может, за ними скоро должен был прилететь бронелет?

Камней на небе не было. Бронелета тоже. Я нашел открытое пространство. И стал играть. Я играл долго. Дорожил каждой минутой. Каждая из этих минут была моей. Я играл на открытом воздухе. Под чистым бескаменным небом. На своей скрипке. И даже для слушателей – в первый раз в жизни. Они хорошо слушали. Я чувствовал, что в какой-нибудь другой жизни мы могли бы подружиться.

Нокиа 3310: Я не нашел секс, который обещали. Я не пришел по машруту. Мне кажется, я с самого начала шел не по нему. Я помню, как свернул не туда, и еще раз. И еще раз. Я не помнил, где был мой капс-флэт, я давно был не в том рондисмане города. Я не собирался возвращаться. Но я нашел тех, кто тоже хотел секса. Их было много. Они выползли – все без касок – на поверхность – когда я проходил мимо старого — деревянного – дома. Дом был из дерева! Его сваи были заложены камнями. Крыши не было. Но перекрытия сохранились. Эти люди – эти женщины – появились в окнах. Зажгли красные фонари и тут же выключили. Они видели меня. Я видел их. Они не проходили ежемесячный тест на болезни. Они ели официально не одобренную еду. У них были палочки с дымом – они напомнили мне это заветное слово – сигареты. И они хотели меня. А я хотел их. Они сняли с меня мой номер. Кто-то хотел узнать мой адрес. Кто-то даже направился туда. Жить вместо меня. Под моим именем. В моей каске. С моими позывными. С моей декадной партнершей – легкая нотка ностальгии. Вспомнил ее лицо. На секунду. И сразу забыл. И почувствовал себя свободным. Навсегда свободным. Со мной было сорок женщин за одну ночь. Я требовал еще, но меня уложили спать. Что будет утром, не знаю.

Motorola RAZR V3: И вот у этого цветка я обрела счастье. Ко мне подошли эти существа. Они выглядели точно так, как в ретро-синефлоузах или моих снах. Форма голов как огромные яйца. Глаза большие и выпученные, как стеклянные. На теле что-то типа брони. Они могли бы спокойно гулять под любым камнепадом. Они были выше обычного роста. Высокие, мужественные, сильные и красивые. Они мне снились, виделись, или это и было обещанное кино? Маршрутный листок остался в кармане. Я прислонилась спиной к стене своего хаус-блока. Откуда там был цветок? Я сорвала его. Я протянула его им. От них шла очень хорошая энергия. Они светились. Изнутри. И этот свет вдруг озарил серые каменные стены. Нет, это было прекраснее любого ретро-кино. Или, может, моя бабушка переживала то же самое? Они показывали на небо. Они посылали свои мысли и я поняла их. Я была избранной. И меня ждали там, где было гораздо лучше. Чище. И красивее. Где я в первый раз в жизни буду свободной. Где мне ни разу не придется надевать каску. Это было хорошее кино. Я долго его смотрела. Пока ко мне не подошли и не взяли за руку….

Siemens ME45: Когда я решил вернуться, я стал думать, как это сделать. В НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ нельзя вызывать помощь. Находясь вне капс-флэта – нельзя. Я понял, что вонь идет от множества людей без касок, которые выбегали из тоннелей, как крысы из подворотень. Они сразу стали мне ужасно противны. Я задумался – если я сдам их, поможет ли это? Если я сдам двадцать крыс, бегающих по городу в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ, разрешат ли мне вернуться в капс-флэт и надеть свою каску после совершенной провинности? Как такие дела решаются каскомнадзором? Я не знал. О бескасочных ходили слухи, но никто их никогда не видел. Если я их сдам, куда их повезут? И как я их поймаю? Они пробегали мимо, лупали на меня, хотели что-то сказать. Но ничего не говорили и бежали дальше. Прятались. На мне тоже не было каски. Я это понимал. Вполне вероятно, что без каски человеческий мозг утрачивал свои прежние качества – терял речь, возможность связно произносить слова. Видел только отдельные цвета – у меня целый день перед глазами только серое. Потом, возможно, конечности обрастали когтями, кожа – шерстью. Было похоже на то. Я подумал еще чуть-чуть. Я еще мог это делать. И я пошел. Я принял решение. Я чувствовал себя хорошо и свободно. Я шел раскаиваться.

Признаться в своей вине. В своей ошибке. В своем любопытстве. Я был виновен, хотел искупить вину и вернуться в ряды своего свободного общества. В свой капс-флэт. В свою каску. В свои доставки. К своим AI-роботам. К своей партнерше. Я все осознал. Я был самым чистосердечным свободным членом новой эпохи. Я шел и ждал, пока наступит вечер. Или ночь. Или утро. Или следуюший день. Пока меня заберут. Свои.

MotorolaMPx200: Я шел по заброшенным туннелям и выкинул свой машрутный лист. Я хорошо знаю этот город. Я не забыл его. Вот здесь, где сейчас каменный склад, мы играли в футбол. Это было очень-очень давно. Состояние тела, которое называлось детство. Нам можно было собираться компаниями больше десяти человек. Нас было одиннадцать. И в другой команде одиннадцать. Иногда на нас приходили смотреть еще столько же или больше. Я вспомнил, как пах футбольный мяч после игры. Потом я нашел то место, где сорок лет назад заложили каменными плитами то место, которое называлось кладбище. А еще я помню, где был городской сад. Там я впервые встретил красивую девушку, которая стала моей – тогда это называлось женой. Потом она умерла. Но я все помню. Теперь, без каски, оказалось, я помню все гораздо лучше, чем с ней. Ко мне вернулась – это слово, да, это когда помнишь, помнишь себя, видишь себя. Это лучше, чем когда просто можешь пойти куда хочешь. Это другое слово. Я думал, что оно самое важное. А самое важное другое. Здесь  — сад. Здесь – игра. Здесь – кладбище. Здесь – стоял. Здесь… Да! Память.

Sony Ericson T68i: Когда солнце стало заходить, я вынул книгу. Я сохранил у себя достаточно большое количество. Их не то чтобы запретили, но перестали выпускать. Деревьев становилось все меньше. Бумагу производить было все сложнее. Но у меня их было много – я очень долго живу здесь. Я точно не знаю, я это или не я, потому что меня подвергли определенным модификациям. Они назвали это десятой молодостью. Я чувствую себя хорошо. Мою жизнь и меня разделили на странные названия, на старое и новое. Книги помогли мне соединить то, что было до модификации и то, что стало после. Мне показалось, что именно сегодня, на открытом воздухе, под заходящим солнцем я могу себе позволить сделать эту границу осязаемой, слышимой. Ощутимой. Я стал читать. Стихи – это слова, поданные их автором в определенном ритме. Этот ритм можно сравнить с биением сердца. Иногда некоторые строки имеют похожие окончания. Я не могу узнать, для чего это делалось. Есть некоторые пробелы в сознании. Я стал читать. Читал долго. Меня слушал человек. Он стоял на краю большого каменного поля. Мы оба знали, что здесь было в нашем детстве. Он меня внимательно слушал. Между нами было что-то типа родства. Мы оба могли выбрать – уйти или продолжить. Читать или закончить. Слушать или отвернуться. А потом на поле оспустилась большая кориченвая тарелка. Это было очень красиво. Ее круг в круге красного солнца. Так началась и кончилась моя свобода. Моя десятая молодость. Но, возможно, начиналась одиннадцатая?

Пейджер 68674847: Когда они подошли, я понял, как тяжело было весь день быть одному. Выходить, рисковать, бояться. Везде опасность. Везде камни, ставшие такими страшными. Я сразу сказал им, что хочу домой. Отведите меня домой, сказал я. Я готов больше никогда не выходить из дому. Я так и не увидел цветок. Не лег на траву. Не пожевал ее. Но я видел солнце и в нем не было ничего особенного. Оно было одно. И очень одинокое. Они сказали, что давно наблюдали за мной. Они назвали слово модальность. Люди на этой земле – послали они мне сигнал с такой мыслью – существуют в определенных модальностях. Их количество ограничено. Их можно пересчитать на пальцах. У них, правда, мне показалось, было больше пальцев, чем я привык видеть. Они захотели провести эксперимент. Они поизучали меня без каски. С ней наблюдать за мной было сложнее. Они сняли нужные показатели. Я им подходил. Мне будет хорошо. Я буду не один. Меня будут продолжать изучать. Я буду развиваться. Я буду счастлив. Я буду свободен.

От камней. От касок. От капс-флэтов. От своего социального статуса. Я буду одним из первых, кто уедет с ними и попробует жить у них. Мне будет очень хорошо. У них были большие головы – тоже без касок, но почему-то плотные. У них были стеклянные глаза. Они смотрели на меня, и мне больше не было одиноко. В стеклянных глазах одного из них я вдруг увидел много цветов. Деревьев. Травы. Реки. Озера. Моря.

Sony Ericsson K500i: А когда мы во все наигрались, и поразговаривали, и выпили все, что там было, и полапали друг друга так, что стало даже противно, мне предложили работу. Они – да, эти воняющие, но веселые – мне предложили работу. Я, бывший касочный, должен был иногда – но недолго – облучаться перед старым ретро-скрином, заходить в аккаунты касочников и периодически вынимать их. Сдавать информацию об их мессаджах. Желаниях. Фантазиях. Записывать. Делать файлы. У них были ретро-дискеты. И ретро-палочки. У них тоже было много ретро-трубов. Я не всегда понимал их слова. Но я думаю, научиться было несложно. Мне показали несколько книжек. В углу лежали дети. Человек двадцать. Красивые. Но грязные. Надо было передавать все, что я вынул, тем, кто заказывал. Они выбирали нужное. Я вспомнил слова. Это называлось слив. Это называлось хак. Это называлось утечка. За это у меня всегда будет все, что я захочу. У них был ресурс. Грязноватый и бескасочный, но это только на первый взгляд. Мне предлагали высокое место в подземной структуре. Я мог двигаться по лестнице, не выходя на воздух. Или выходя, но редко. Но тайно. Женщины улыбались. Вина было достаточно. Я кивнул.

Siemens M65: И когда подошли эти странные существа, я не удивился. Все странное. Уже много-много бесконечных дней все странное. А камни не странные? Каждый день идут. Но я не забыл еще, что они странные. Я на каске сделал маленькую зарубку, чтобы помнить, что она странная. И гоглы на глазах странные. Если задуматься. Вот так посидеть, посмотреть на серый мир и задуматься. И они ничем не хуже. Они как раз самые нормальные. Это я сразу понял. Самые нормальные из всех нас. Да, чуть-чуть повыше. Да, головы какие-то чугунные. Светящиеся. Твердые. Глаза то ли в гласах, то ли в гоглах, то ли просто большие и круглые, как шары. Руки, как руки. Ноги, как ноги. Ничем не лучше и не хуже всех остальных. Я сразу сказал, берите. Домой больше не хочу. Обещаете много секса? Много прогулок? И вот еще этой – музыки? Громкой? И чтобы везде народ? Мне мало надо. Я сам найду, если у вас есть? Я свободный homo sapiens! Их надо было чем-то впечатлять. Знаниями, чтобы взяли. Я вспомнил латынь. Я был врачом.

Siemens SX1: Я нашел библиотеку. Она находилась под каменным полем, где, как я читал в одной настоящей книге, раньше был городской стадион. Где играли в футбол и другие игры. Если пересчитать на годы, наверное лет семьдесят назад. Я нашел указанный на карте вход, открыл люк, спустился по ступенькам вниз. Я открыл еще одну дверь, и еще одну, и еще одну. Я знал, где включается свет. И он включился. Старинный электрический свет. Это была библиотека моей первой… моего детства. Только теперь она была под землей. Я закрыл все двери и вынул ключи. Я съел хлеб, сыр и мясо. Поставил бутылку воды на пол. И начал ходить между книгами. Смотрел на их… слово, слово.. корешки. Читал названия и авторов. Что попадалось. Ходил как пьяный. Жюль Верн. Майн Рид. Последний из могикан. Марк Твен. Карлсон, который живет на крыше. Агния Барто. Потом языки, которых я не знаю. Которые так и не выучил – отменили необходимость. Братья Карамазовы. Анна Каренина. Не помню, кто написал. Че-вен-гур. Мастер и Маргарита. Красивое название. Взял. Почитаю перед сном. Еще походил. Понюхал книги. Сделал из одной полки кровать. Положил на нее много книг. Мы. Сделал из книг подушку. Уснул.

Пейджер 54524442: Я куда-то летела. Я видела голубые озера и синие реки. Желтые поля и зеленые сады. И нигде ни шло ни одного камня. Я видела тысячи и миллионы людей.

Никто не сидел дома. Ни сегодня, ни завтра. Но утром, ни ночью. Я не увидела ни одной каски. Все танцевали, пели, обнимались, целовались. Заполняли улицы. Летали на воздушных колесах. Прыгали выше своего роста. Хватались в воздухе за руки. Подбрасывали наверх цветы. Их тела были свежи, юны и прекрасны. На их лицах были улыбки. Я была свободна остановить полет в любой точке этого мира. Теперь я жила там.

  1. Модальность ВЫБОР

АНТОН: Я захотел поиграть с ней в эту игру. Я чуть-чуть подготовился. Сделал парочку запросов. Примерно десяточек человеческих молодостей это было популярным. В это люди вкладывались. Осталось много цифрового мусора. Фризы. Шоты. Сейчас такое бы пролетело в пустоту. Романтика. Любовь. Знакомство. Там попалось что-то похожее. Свидание в слепую. Я подумал, что ей понравится. Когда она дойдет до места, я провожу ее. Если не дойдет, заведу в один из подручных бункеров. Я специально отметил те, что были недалеко от ее маршрута. Завязать глаза надо было раньше, чем она там окажется – мне не очень подходило раскрывать их местоположение. Бункеры мои кровные, личные. Частично незаконные. В одном были вещи отца – перенес лет десять назад. Но она дошла до конца маршрута. Когда завернула до конца крышного проспекта, что-то бормотала. Я спрятался на финальной точке. Выключил стримы ретро-трубов. Там начинался хаос. Интересно, как ИНОПЫ показали себя. Хороший флоуз, совпадает со всем, что я нашел. Несколько недель скрининга. Годы гуманоидной фантазии. Им оставалось чуть-чуть полетать. У них были на это ресурсы. Некоторые за день откололись. Это могло снизить выплату. Расстроился. Печаль. И на личное времени оставалось мало. Возможно, кроме нее, у меня просто больше не было выбора. Целый год! Взгрустнул. Если она окажется нелукабельной, десятой молодости или возраста моей матери в момент ее смерти? Сейчас у многих касочных декадные именно такие. Но я был бескасочным и избалованным нормальными грязными бескасочными шлюхами.

ЭЛЛА: Дорогие мои RAYGRAM-следящие, мои друзья, мои лукающие, у меня началась ломка. Меня охватил страх. Я больше не могу без вас. Меня стало трясти. Болеть голова. Там, где моя любимая каска лежит на ушах – там обычно я чувствовала покалывание от каждого нрава. Вы ничего не отвитили, от меня не было ростов, вы наверное устроили небольшую волну хейта – куда пропала? У меня заболели глаза. Я уже поплакала. Раза четыре. Я пришлю тысячи гифтов тем, кто и сегодня был со мной. Устрою шеринг моментов из моего пул-таба. Когда я вернусь, я туда лягу, запенюсь и буду транслировать. Только самым верным, только тем, кто останется. Самое интимное от ЭЛЛЫ тем – кто не уйдет. Кто сделает правильный выбор. Именно сегодня мне безумно важно, что выберете вы, дорогие мои следящие. Я уже сделала двадцать шесть ростов, пока сегодня шла по серым тоннелям нашего города. Мне есть что вам рассказать, только подождите. Я вернусь, отдышусь – или даже не буду – приду к вам вся такая на взводе, мокрая, в поту – и буду рассказывать. Делайте свой выбор прямо сейчас, дорогие мои следящие! А я уже пришла! Мой маршрут закончился, и начинается все самое интересное! Ваша ELLA!

АНТОН: Когда она зашла, было и так уже темновато. Заходило солнце. Красные лучи на каменном полу. Но я по заявленному в ее же листке протоколу завязал ей глаза – пусть хоть что-то сегодня пройдет по сценарию. Я тоже приложил к нему руку. Профессиональная честь. Она была небольшая, хрупкая. Тонкие плечи. Стриженая коротко головка. Со спины как мальчик. По старым расчетам ей было не больше двадцати лет. Совсем ребенок. Начало первой молодости. Если перерасчитать, как сейчас многие делают, то вообще нулевая. Не слишком ли для меня? Она же не знала, что ее со мной ждет. Ну убирать надо – я грязный, как и все мы. Готовить. А мы собираем остатки касочных. За фичу мне дадут выплату, но я думаю, лучше ей не давать в детали. Держать – отец говорил – было такое выражение – в ежовых рукавицах.

Она сама была как еж. Посадил ее на стул. Сам сел напротив. Налил ей бокал вина. Поздоровался. Она дрожала. Мне это нравилось. Это сладкое чувство власти. Мне стало хорошо. Я расслабился.

ЭЛЛА: Я вошла и мне стало – ну чуть-чуть… признаюсь… мысли что-то… куда-то… страшно. Я только помню красивое солнце – зафризила бы… Фрейм был supercool. Я была смелая. Все ради вас. С миллионами вас мне ничего страшного. Взяли за руки. Надели черную повязку. Мне и так ничего не было видно. Забрали ретро-труб. Сказали, что вернут. Голос низкий. Мужской. Красивый. Я такой слышала в флоузах. Но круче. Опять страшно. Взял за руку. Посадил. Что-то подо мной неудобное. Необычное. Тишина была. Сбилась опять. Стало холодно. Дал что-то мягкое шершавое накрыться. Какой-то странный запах. Это была сво-бо-да или уже лю-бовь? Интересно. Я стала думать. Чтобы не бояться. Что узнаю сегодня. Как пойду домой, чтобы рассказывать вам. Домой. Очень захотелось домой. Зазвучал низкий голос. Думаю это уже была лю-бовь. Как я и хотела. Чтобы узнать сегодня. Разговоры в одной комнате. Что-то налили. Я отказалась пить. Но сказали, что так надо. Это вкусно. Это специально из ретро-эпохи. Для погружения. Я вспомнила свои иммерсивы. Этот был вроде кул, но не комфорт. Опять заболело что-то. Пригладила себе волосы. Чуть чуть поменяла место на стуле. Погладила повязку. Снять или не снять? Такой выбор, мои дорогие следяшие. Вдруг сниму, и все закончится? Опять стало страшно? Вспомнила пару флоузов. Там как-то заканчивалось все не очень хорошо. Стала думать. Если это сво-бо-да, то можно встать и уйти. А если у меня будет любовь? Если она всегда такая? Может она такая страшная, темная, пить и слушать в темноте? А потом ярко, красиво, сочно? Иммерсив? Как агмент, только прямо со мной, только сегодня? Эксклюзив? Ни у кого не было. У миллионов вас, мои следящие, не было, а у меня было. Вы сидели дома, а я вышла в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ. И много узнала. Это ресурс. Это бонус. Это доведет меня до апгрейда. Хорошо, я выбрала. Остаюсь. Ваша E…

АНТОН: Я в целом ничего не преувеличивал. Ну так, обрисовал в деталях, что ее ждет. Ну не то, чтобы напугать. Но внушить уважение. Тоже выпил вино. Рассказал о себе. По-моему, ей нравилось меня слушать. Я попросил ее пить. Это была моя личная бутылка. Дело того стоило. Я объяснил ей про ИНОПОВ. Пусть не удивляется. Да, есть места, где камни больше не идут. Все наши касочные животные равны, но некоторые более равны, чем другие. Отец читал книгу про ретро-время, написанную тогда, когда она еще не стало ретро, а было ну… этим… будущим. Что удивительного? Есть же лестница. Не везде ровные поверхности. Их не уберешь никаким агментом. Все равно упадешь, даже если будешь верить, что идешь прямо. В детали бескасочной жизни вдаваться пока не стал. Позже узнает. Какая разница. Зачем пугать ребенка? В этих местах им периодически нужны дополнительные люди. Ну развлекать их что ли. Может, убирать. Может, секс. Скорее всего и в первую очередь. Все мы одинаковые. Лестница этого не исключает. Кому что нужно, я не выяснял. Я лишь поставлю им касочных. Там не идут камни. Там все без касок. И уже без статуса. И уже без выхода к следящим – тут она вздрогнула. Радоваться надо. Никакого контроля. Не нужны ретро-трубы. Ходи и убирай. Ну и или секс давай. Наверняка нечасто. Может, там еще что интересное. Не был никогда. Ну так вот, от этого спасу ее я. Потому что у нас – ну, хорошо, она спросила – лю-бовь? Ну пусть любовь. И будет совсем другой мир. Со мной. Она будет жить со мной. Не с ИНОПАМИ. Такой выбор. Я сделал его за нее. Хотя по-хорошему выбора могло быть и больше. И тут она сняла черную повязку. Вино разлилось. Стало почему-то светлее. О эти глаза-глазищи!

ЭЛЛА: Я хотела тут же рассказать ему про свою избранность. Про свой статус. Про рождение. Про вас, мои дорогие. Про то, как я ежедневно получаю десятки тысяч нравов. Где жить? С кем жить? Я ни с кем никогда не жила. Никому ничего не делала. Все делали мне.

Мне все приносили – я вам всегда показывала, мои следящие – на доставках и треях. На максимуме скорости. AI-роботы делали мне массаж, катались со мной на виртуальном велосипеде. Стрим-артисты всего мира развлекали меня. Я иногда шерила с вами свои самые сокровенные стримы, мои следящие. Вы все помните, дорогие мои. Ох, как я разозлилась. Сейчас бы написала большой рост гнева. Если бы вы позволили. Захейтила его вместе с вами. Это кто вообще такой? Что он тут делает? Он тоже вышел в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ и я первая его вам отдам. На растерзание. Как кусок мяса. Очень большой кусок. Он не знал, что я избранная? Где были его гоглы? Какие агменты он смотрел? Я могла послать ему линки. Переросты. Я должна была указать ему его место. Теперь я поняла, что такое сво-бо-да. Сво-бо-да – это когда ты особеннный. Ты – эксклюзив. Ты лучше, красивее. Ты совершенство. Ты – такая, какой хотят быть миллионы. Конечно, я никогда не найду себе равного. Это была не лю…. И тут он зажег что-то. Чем-то перещелкнул и держал в руке. Прямо напротив своего лица. Лица. Лица.

АНТОН: А потом я зажег – отец называл ее зажигалка, я нашел способ добавлять в нее топлива. Я поднес зажигалку к ее лицу – раз уж без повязки. Надо было посмотреть. Все остальное – успеется. Она-то не знала, что у нее нет выбора. А я знал. Пусть шипит. Пусть злится. Кидается…. Сюда могли прийти они, надо было поторапливаться. Надо было поставить галочку, что это мой выбор. Моя добыча. Моя цена. Я определился. Согласен. Подписываю. Надо было добраться до ретро… черт, компьютера. Я скоро праздновал день рождения своего коня. Ему было сто лет и он работал. Итак, мне надо было туда добраться. Согласиться. Определить ей место. Узаконить ее существование. Наш контракт имел условия. Я был согласен. В целом могло быть и хуже. Я всматривался в нее. Привыкал. Если ее оставить здесь, они найдут ее? Надо было уговорить ее пойти со мной. Иначе она могла пропасть. Убежать. Я уже начинал привыкать к ней. Мой молодой ежик. Хрупкие плечи. Футболка. Небольшые острые груди. Тонкая бледная кожа. Эти глазищи.

ЭЛЛА: Когда он наклонился с этой штукой к моему лицу, я хотела его ударить. Сил, правда, уже совсем не было. Штука осветила его лицо. Серые глаза, пристальный взгляд. Кудрявые волосы. Он был очень высокий. Лицо не гладкое, а с бородой, как в синефлоузах. На нем был свитер – я такие видела в агментах, если люди ехали далеко-далеко на север. Серый свитер. Он был человеком мужского пола. Я попыталась дотронуться до его руки. Той, которая была без светящейся штуки. Она была большая и сильная. Он до меня ни разу не дотронулся. Мне почему-то очень сильно хотелось, чтобы дотронулся. Он разогнулся и встал, а я смотрела на него. Теперь он был очень далеко и высоко. Высокий, как гигант из анимувзов. Мне захотелось дотронуться до его ноги. Ноги. Я дотронулась. Он стоял и смотрел на меня. Стало хорошо и тепло. Я встала и попыталась дотронуться до его лица. Но не смогла. Оно было намного выше меня.

АНТОН: И пока она смотрела на меня, я узнал ее. Я – бескасочный – узнал ее. Ее знали миллионы. Да, миллионы! Нет, ее аккаунт мне не давали. Я не шестерил по нему. Его должен был триггерить кто-то другой. Кто-то повыше. Кто-то из ближайших подручных ИНОПОВ. Или кто-то из них – она важный объект. Как только она выйдет отсюда. Или если вернется домой. Начнется кэнселинг. Все ее следящие узнают о том, что она вышла в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ! Я вспомнил – это была стратегия для особенных. Они были нужны им. Они внедряли во всех следящих знание, что объект их слежки нарушил правила общества. И какое правило! Их хейт убъет ее за секунды. Они ее перекроят, вставят новый мозг  и мне уже не отдадут. Никто, кроме нее, не сможет зайти в ее аккаунт. Новый аккаунт. Столько следящих. Такая возможность! Это ресурс на двадцать или тридцать ИНОПОВ. Может быть, даже на сотни. Ее мне не отдадут. А если попробовать? Она смотрела на меня. Мне было очень приятно. Я уже не помню, что это такое, что я чувствовал.

Как оно называется? Надо было думать быстро. А кто такие ИНОПЫ? Знал ли я это? Может, это и был мой шанс продвинуться в иерархии? Может, они и правда где-то на другой планете? Да вряд ли. Но там точно нет камней. Там хорошо. Она у них. А я при ней. Я заставлю ее поднять меня по лестнице. Хорошо, я был готов прогнуться. Но на океан меня еще не пускали. А я знал, что у них все было. Море, океан, леса, парки, стадионы. Игры. Свобода. Она приведет меня туда. Как она на меня смотрела. Эти глазищи. Надо было попробовать. Но надо было выйти. Надо было выйти. Надо было подписать этот чертов контракт. Он триггерил целую систему. Целую сеть. Они, даже если возьмут ее с собой, должны были взять и меня. Если я записывал ее на себя. На себя.

ЭЛЛА: Это было такое все новое. Такое странное. Когда хочется идти за этим человеком. Просто идти. Или просто смотреть на него. Чтобы он всегда был  где-то рядом. Как я прожила так много лет одна? Сколько я всего потеряла? Все эти годы я могла видеть его. Где он, там мне будет хорошо. Везде, где он, будет хорошо. А куда он сказал идти? Я пойду. Если скажет, я пойду. Я сниму этот свитер. Я подойду к нему и – как это называется? Совсем не знаю слов. Обниму его? Чтобы стало тепло? Чтобы стало жарко? Поглажу его волосы. Этого захотелось больше всего. Но как же я дотянусь? Он уже что-то говорил. Голос мягкий, низкий. Голос мне тоже захотелось потрогать. Он говорил о морях и океанах. Мы полетим с ним далеко-далеко. Как хочется его – вот еще слово, слово, слово – когда губами. Когда дотронуться до кожи? Такое видела, видела во флоузах.Когда дотронуться до его глаз. Серые глаза. Мои глаза. Он обещал, что будет со мной. Что нас выбрали. И мы полетим. И будем радоваться. И будем смеяться. Увидим еще много-много людей. Так хорошо. Было так тепло. Хотелось, чтобы он говорил и говорил. Еще. И еще.

АНТОН: И я ей стал рассказывать. Но выдал обновленный скрипт. С парками, морями и океанами. Он мог выгореть. Он вполне мог выгореть. Она смотрела. Она улыбалась. Боги мои, отец, она верила! А что, когда мать и ты, это было так? Со мной никогда ничего такого не было. Ну помоги же хоть сейчас. Что делать? Мне было как-то странно больно. Хотелось смотреть на нее. Долго и много. Ну это… ну… даже взять ее за плечи. Обнять. Она так смотрела на меня. Кто так смотрит вообще? Такие большие глазищи? Может, это эффект гоглов? ИНОПЫ правы, глаза становятся очень большими. Времени было мало. Я вышел. А она осталась. Я попросил ее остаться. И подождать. Выбор был сделан. Выбора не было. Я мог выиграть всю планету. Начать новую жизнь. Стать одним из них. Секс с самой красивой и известной женщиной этой земли. А ИНОПЫ не дауны! Я скоро вернусь. Я скоро вернусь. Я скоро вернусь. Быстрее, быстрее. Я скоро вернусь. Я ей обещал.

Модальность ЛЮБОВЬ

ЭЛЛА: Я сказала ему, что буду ждать. И я буду. Я скоро вернусь. Я обещала ЕМУ. Я сделаю все, что он сказал. Я скоро приду туда, где сидит тот, кого я полюбила. Не на декаду, а на всю жизнь. Это очень необычное чувство. Не все из вас испытывали его. Я иду к вам, дорогие мои RAYGRAM-следящие, а вижу его. Его глаза, его волосы. Он высокий. Он очень красивый. Любовь – это радость. Радость совпадения. Радость, что в нашем обществе все будут счастливы. И все  — я вам сейчас расскажу про это слово — любимы. Просто иногда из-за каски не все видно. Иногда надо выбраться из нее. Это и называется – другое красивое слово — сво-бо-да. И тогда – если также повезет, как и мне, будет лю-бовь. Такие два новых слова. Я вам все про них расскажу. И я иду домой – уже ненадолго, потому что теперь я буду жить с ним – чтобы рассказать вам, мои  следящие, об этом дне. Он считает, что вы не поймете меня. Не простите. Он в вас сомневается. Он боится. Он вас не знает. Но я уже пережила этот страх. Это сомнение. Прочь его! Вон из каски! Вынем из головы! Ваши хейты самое страшное для меня. И я выбрала, я знаю, что любима вами – так же, как и вы мной. Вы полюбите ЕГО. Я вам все расскажу. Я иду быстро – я почему-то полна энергии, хотя ходила целый день.

Я нахожу подъезд своего хаус-блока, я вижу людей с большими глазами и большими овальными головами – он назвал их ИНОПЛАНЕТЯНАМИ. Я бы хотела подружиться с ними. Он не боится их, и я не боюсь. Они меня не останавливают. Они знают, что мне нужно собрать вещи. Я в первый раз в жизни увижу море. Увижу острова. Увижу океан. Полечу на настоящем самолете. Вместе с ним. И там все только начнется. Как в фильмах. Я захожу в свой капс-флэт, о, моя каска, как я соскучилась – можно ли будет взять тебя с собой. Он сказал, что нет. Мне придется пожить без тебя. Возможно ли это? Он рассказывал много плохих вещей про тебя и про вас, мои дорогие следящие. Но я верю, что вы любите меня. Эта вера была со мной с самого рождения, когда вас у меня был миллион. И я не предам вас сегодня. Я мечтала рассказать вам об этом дне, и я расскажу. Одеваю каску и начинаю свой рост. Свой длинный, длинный, самый длинный рост о самом прекрасном ДНЕ.

Дорогие мои, не судите строго. Да, сегодня я вышла из дома, хотя был НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ. Я хотела – для вас же – узнать, каково это. Всю свою первую молодость я была с вами. А сегодня я так хотела выйти – меня что-то влекло и я не понимала что. Да, я знаю, что это запрещено, что каждый уважающий себя и других человек сидит дома, чтобы спасти человечество. Но вы же знаете, что я люблю приключения, и я вышла. И вы не думайте, что я сделала это одна. Нас было двенадцать. Двенадцать и я. Двенадцать, включая ЕГО, и я. Нам прислали ретро-трубы и мы пошли. Возможно – я так сейчас подумала, и эта мысль стала мне нравиться– никого из тех одинадцати и не было. Они были специально агментированы в мой ретро-труб, чтобы мне веселее было искать его. Наше великое общество, наше правильное государство, наши самые мудрые технологии выбрали мне его. И сделали мне 3D флоуз, в котором я искала его. Они выдали мне маршрут, они включили голоса. Все, как в моей любимой игре Trust-Stone-and-Find. Я действительно вставала, выходила, слушала и шла. Но это было ради великой цели. Вы же сами так хотели этого для меня! Так вот, это случилось. Мне было одиноко и непонятно, мне было очень грустно без вас. Я теперь честно хочу вам сказать – не выходите в НЕВЫХОДНОЙ ДЕНЬ. Там нечего делать. Все пустынно, страшно, очень плохо пахнет, много людей, которые почему-то живут на улицах без касок и питаются теми отходами, что мы кидаем в электро-мус-сборники. Они грязные и больные, там можно заразиться и умереть. Но во мне чипы прививок от всех болезней мира, мое здоровье важно государству, и я не умерла. Я опять с вами. У меня начинает болеть голова. Это от сегодняшней нагрузки. Я жду ваших аванс-нравов. Ведь я уже пишу. Вы видите, что я уже пишу этот рост. Он скоро появится. Еще немного. Чуть-чуть ударило. Каска странно себя ведет. Допишу и сниму ее. Навсегда. Чтобы смотреть на него. Идти к нему. Быть с ним. Там, куда мы идем, не нужно касок. Нас выбрали. ИНОПЫ. Самые лучшие из людей.

Сейчас я вам все заростю. Наше общество – самое прекрасное из существующих. Скачок из ретро-эпохи в мудрую и лучшую вечность. Вы думали, камни – это для всех? Вы думали – камни это навсегда. Ой, щелчок, больно. Нет, наши ученые уже нашли места, где камни не идут. Да, есть такие места. И их уже достаточно много. К ним надо далеко лететь. Технологии ведут нас в супер-эпоху. Новое будущее время. Где мы все будем жить в нашей двадцатой молодости. Верьте мне, мои следяющие – наступит час, и там окажетесь все вы. Больно, что же это… Ученые трудились днями и ночами и нашли механизмы прекращения камнепада. На отдельных островах. Где уже высажены леса. Где растут прекрасные деревья. Трава и цветы. Где мы все будем любить друг друга. Больно, больно, больно…  Любить даже больше, чем мы с НИМ друг друга. Мы будем так любить друг друга, что от объятий и поцелуев нам станет больно. Нравы и луки станут реальностью. Ай, черт… Нам всем будет разрешено видеться. Там все снимут каски и увидят друг друга. Выберут себе любимых – на первую и вторую молодость, а может быть, и на всю жизнь.

Сегодня я полюбила и я знаю, что это такое. Это когда тебе хорошо, и можешь смотреть на этого человека бесконечно. Больно, еще раз больно. Это когда сквозь тебя проходит что-то, искра, ты как будто идешь по городу и вдруг в тебя попадает молния. И ты весь горишь. Тебе хорошо и плохо. Ты хочешь бежать. Бежать к этому человеку. Слушать его голос. Видеть его волосы. Глаза. Губы. Трогать их. Быть с ним рядом. В одной реальности. В вашей реальности. Скоро вы все там будете. Я буду первая. А вы  — следующие. Если смогла я, сможете и вы. Сможет и весь мир. Всем будет счастье. Я написала. Я закончила. Я люблю ЕГО. Я люблю вас. Я люблю этот мир. Я ставлю рост в сеть. Ваша ELLA. Мне больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, больно, боль… боль… боль… боль…боль… боль… боль…. боль… боль… боль… боль… боль… боль… боль… боль…ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа…В…………………………………………………………………………………………….а……………………………………………………………………………………….ш…………………………………………………………………….……………………а..………………..E……………………………………………………………………………………………………………………………………L……………………………………………………………………………………………………………………………….L …………………………………………………………………………………………………………………………………А………………………………………………………………………………………………

***

2021 год.